Rome: O tempora, o mores!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rome: O tempora, o mores! » Глобальные квесты » Квест #3.1. "Римская тайна" vol.3


Квест #3.1. "Римская тайна" vol.3

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Подробности квеста читайте здесь.

0

2

------->Начало игры

Если бы претор и консул Лициний Красс  не был бы столь индифферентен к суевериям, он бы сказал, что еще накануне звезды сложились так, что вот именно этот день, точнее утро, когда приходит время омовений, призвано либо безнадежно испортить настроение, либо  дать толчок великим событиям. Но неведение– вот благо, что даруется людям в надежде сберечь им нервы и крепкий сон…конечно в том случае, если не вмешиваются астрологи, так любящие вытаскивать на свет один из человеческих пороков –любопытство. Навязчивый запах  лаванды щекотал ноздри, вплетаясь в мысли Красса и мешая сосредоточиться. Влажными от воды пальцами он сжимал лист пергамента и пытался просчитать варианты, по которым его столь спешно вызывали в Сенат. Утренняя процедура омовения, впрочем, как и завтрак,  обычно безукоризненно выполнявшиеся подобно некому  ритуалу, были безнадежно испорчены. Проснувшаяся жажда деятельности просто не оставляла иного выхода, кроме как  облачится в повседневные одежды претора и отправится на Форум. 
Солнечные лучи взошедшего солнца на миг позолотили белую ткань тоги, заставили еще ярче вспыхнуть широкую полосу пурпура, багрянец плаща и  исчезли, когда мужская фигура скрылась в недрах крытых носилок.
Под негромкий дробный топот ступней рабов - носильщиков бежавших легкой рысцой по улицам Рима, Марк Лициний Красс  мысленно представлял себе путь, по которому проезжал.
Он искренне любил свою родину, чьи величие и мощь не уставали его восхищать и вызывали чуть ли не преклонение. Он сам вложил частичку себя, ведь некоторые здания воздвигнуты благодаря его усилиям, его богатству. Слегка отодвинув полог, Красс наблюдал, как перед ним буквально вырастает, давя своей мощью, центр Рима…Форум.
Спустя час претор вновь двигался в носилках по узким улицам, направляясь в Регий, вот только теперь им владели мысли совсем иного рода. Вертикальная морщинка между нахмуренных бровей только подчеркивала напряжение, владевшее сейчас претором. Вопреки обыкновению Сенат не ходил часами вокруг да около, а был на редкость лаконичен, чуть ли не  порога ошеломив его пренеприятнейшим известием и взяв с него слово действовать по возможности аккуратно и без лишней огласки. Губы Красса тронула несколько язвительная усмешка.
Манипула! Ему дали под крылышко  целую манипулу. Для ловли простых граждан многовато, и наоборот, если подтвердятся  худшие опасения Лициния Красса,то…но могло быть и хуже.
Если сенат не желает лишней огласки, то придется полагаться на смекалку, а не на грубую силу и действовать осторожно. Однако Марк не зря занимал должность претора. Зацикливаться на одном варианте было нельзя, следовало просчитать все варианты и помочь ему в этом мог….
Мягкий толчок возвестил, что он уже на месте. Переговоры рабов у ворот отняли немного времени.Вот, он уже во внутреннем дворике, где было заметно прохладней, чем на улице и претор на секунду остановился, позволяя прохладе овеять  его члены.
Здесь все дышало спокойствием и грозным величием, и, ступая по плиткам туфы, что непостижимым образом глушила его шаги, мужчина почувствовал непоколебимую уверенность в собственных силах.
Рабы проводили претора в среднюю комнату и оставили одного.
Чувствуя, что не в состоянии сейчас просидеть и пары минут, Красс, в ожидании прихода великого понтифика приблизился к окну, и, заложив руки за спину, стал вглядываться во внутреннее убранство дворике, невольно вспоминая, что помимо средней, в здании есть еще две комнаты, вход в которые строжайше запрещен всем, кроме самого понтифика и его коллегии.

Отредактировано Licinius Crassus (2012-05-26 21:34:56)

+3

3

Не стоило уезжать даже на день - за это время случится все, что угодно. При этом, когда ты все время находишься в Риме - ничего этого нет. Но стоит отлучиться - и ни намека на спокойствие. Даже если тебя не было день. Лишь день. И кто-то пронюхал о видимой слабости Регии, и нагло украл то, что никогда не принадлежало никому, лишь свободному Риму.
Анкил, палладий Римской республике, залог ее безопасности и величия пропал. Причем был выбран истинный анкил, а не одна из его копий. Защита, которая спасала щиты уже сотни лет, была сломлена. Откуда им знать настоящий узор и форму? Но все же они забыли про настоящий вес - щит был легок, будто пушинка. Ребенок поднял бы ее легко, в то время как настоящий едва поднимали взрослые мужчины.
Понтифик был не просто в ярости. Доверив, казалось, человеку, который собрался посвятить жизнь служению Марсу, Нептуний был уверен, что тот сумеет уберечь святилище своего бога. Ан нет - старший жрец не сумел исполнить указа. и теперь залог спокойствия в городе лежит на его плечах и плечах коллегии. Не найди они щит до празднеств, то Рим будет слабее, чем когда-либо. Дух многих воинов римской армии держался на этой вере. И сейчас, когда Спартак угрожал Римской республики, анкил был так важен...
- Господин, претор ожидает вас в комнате.
Рабы сегодня старались вести себя как можно тише и незаметней - они хорошо знали нрав своего хозяина и не рисковали, нарываясь на плохое настроение Нептуния. И посему лишь один солдат-охранник сопровождал его.
Хароний шел, как и всегда, прихрамывая, хоть это и не мешало ему. Едва понтифик оглядел фигуру мужчины в белой тоге с полосой пурпура по краю, он узнал в ней давнего знакомого. Нет, даже больше - друга. Друга давнего.
- Оставь нас, Селиций, - обратился он к рабу как можно спокойнее, ибо знал, что этот мальчишка всегда старался делать как лучше. Но еще он был парнем упертым.
- Но господин...
- Вон! - Нептуний сказал это на несколько тонов громче, но этого хватило. Коротко поклонившись, тот быстро ретировался. Теперь уже поговорить наедине ничто не помешает. Солнце на короткий миг осветило белизну тоги и тонкий, вышитый золотом, узор по ее краю, пока понтифик не укрылся под прохладой комнаты.
- Неужели Сенат послал лишь одного претора? - сказал Нептуний с долей иронии в голосе. Здесь более никого не было, и они могли позволить себе быть теми, кем были - именно Лицинием и Нептунием. а не претором и понтификом, - я надеялся увидеть как минимум троих. Или сенаторы абсолютно не представляют что случилось? - добавил он тише, более серьезно.

Республике, а не Империи. До Империи нам ещё порядка 50 лет;

Отредактировано Neptunus Haronimus (2012-06-04 16:49:19)

+3

4

Лукулл, проезжл по улицам Рима, в богатых носилках, из нежного щелка, золотистого цвета, сопровождала Лукулла стража из рабынь абиссинок, из далекой Африканской страны. Сам проконсул попивал разбавленное водой вино, даже в Риме ему было очень жарко, проконсул вообще плохо переносил жару, намного комфортнее ему было в свое время в Галлии. Лукулл обдумывал новость, которую на рассвете ему принесли сенаторы: кто-то украл один из щитов Марса, оскорбив святилище и весь Рим. Причины были понятны Лукуллу, на Рим надвигалась буря, даже две бури. Бунтуют рабы, а на краю мира Митридат снова собрал свои войска, пока он жив, Рим не может дышать спокойно. Сенаторы же считают, что укротить Понтийского царя сможет Помпей, причина их мнения была как на ладони. Слишком многим они были обязаны одному человеку – Лукуллу, они опасались его богатства, и несмотря на вычурную роскошь, непозволительную гражданину Республики, любовь со стороны граждан Рима. Лукулл умело мог преподнести себя. В нем умер актер, пожалуй он один из немногих знал как правильно преподнести себя, сохранив при этом гордость и лоск. Подъехав к святилищу Марса, Лукуллу помогли выйти из богатых носилок, на нем был пурпурный, расшитый золотом плащ, который влачился за ним, все окружение осталось перед храмом, а сам проконсул вошел в святилище. Когда жрецы закрыли за ним двери, он скинул плащ, под которым была тога из грубой овечий шерсти серого цвета, проконсул вошел в храм босым, словно был обыкновенным римлянином. Весь его облик говорил о том, что Лукулл скорбит о случившимся и готов найти того, кто виноват в содеянном. Когда перед Лукуллом в очередной раз отворили двери, то в комнате уже были Красс и понтифик, склонив голову, Лукулл услышав слова Нептуния:
- Неужели Сенат послал лишь одного претора? Я надеялся увидеть как минимум троих. Или сенаторы абсолютно не представляют что случилось?
Лукулл склонил голову и протянул:
- Ваше святейшество, Сенат, как и вы, как и мой друг Красс, как и я глубоко обеспокоены содеянным. И как бы не была сильна наша скорбь,- Лукулл теребил полы своего траурного одеяния,- С нами должен скорбеть весь Рим. Восставшие рабы украли щит и об этом должен знать каждый гражданин свободного Рима.
Последние слова Лукулл произнес с легкой полуулыбкой. Всем кто здесь присутствовал знали о том, что восставшие рабы скорее всего не имели никакого отношения к краже. Но скрывать то, что украдена святыня было опасным. И вместо долгих разговоров, Лукулл предложил тот вариант, чтобы воспользоваться ситуацией, чтобы отвести глаза римлян от проблем и недееспособности Сената в управлении. Красс должен был понять, Лукулл знал его еще со времен Суллы, они оба ходили в фаворитах у диктатора. Конечно между ними возникали некоторые разногласия, но пути их никогда не пересекались и общим между ними было одно – они оба ненавидели выскочку Помпея. И то, что из храма Марса была украдена святыня могло стать причиной, чтобы воспользоваться ситуацией в свою пользу. Оба военачальника были настолько богаты, что могли отлить целых храм из золота, но каждый из них мог получить намного большее, чем проведя успешное расследование, получить похвалу жрецов и сената. Лукулл знал о желании Красса возглавить армию, чтобы подавить восстание Спартака, а Красс знал о желании Лукулла отправиться в Киликию и возглавить операцию против Митридата.
- А пока каждый гражданин станет осуждать рабов осквернивших святилище Марса, мы с Крассом найдем того, кто действительно украл реликвию.
Лукулл склонил голову и тонко улыбнулся.

+2

5

От созерцания  внутреннего двора отвлек легкий шорох за спиной. Обернувшись, Красс некоторое время наблюдал за быстрым и ловким перемещением рабов накрывавших небольшой стол в нескольких метрах от места, где стоял сам претор. Фрукты и вино.  Все это, безусловно, охлаждало жажду, но Лициний не сдвинулся с места, чтя негласные законы гостеприимства.
Мысли его опять вернулись к событиям раннего утра .Сама необходимость бесполезного гадания выводила из себя, как и бесплотные попытки отвлечься на что-то стороннее.
Красс уже начал испытывать глухое раздражение  из-за  бездарно проведенных минут, когда услышал глухие, шаркающие шаги, словно идущий слегка приволакивал ногу.
Легкая улыбка второй раз за утро тронула губы претора, однако сейчас она была совсем иного свойства.
Еще несколько томительных секунд ожидания и  вот уже сам  великий понтифик переступил порог комнаты.
-Друг мой… - слова Красса прозвучали негромко, когда  он шагнул навстречу хозяину дома.
Сам претор не опасался, что их могут подслушать, просто само место не располагало к громким речам.
Они оба приблизились к накрытому столу, и, спустя пару ударов сердца, претор держал чашу с напитком, способным утолить жажду, не хуже источника с ключевой водой –страждущего в пустыне.
Однако последующее высказывание понтифика его несколько обескуражило, вновь заставив вспомнить  своей задаче.
-Нескольких преторов? Ты был прав. Это был, скажем так…полу дружеский визит. Но раз ты первый заговорил о деле, то…
Договорить Крассу не дали. Он едва заметно поморщился, увидев на пороге  знакомую фигуру проконсула, одетого подчеркнуто просто. Взгляд его скользнул по богатому плащу, небрежно сброшенному у самого порога, однако в следующую секунду его лицо вновь приняло невозмутимое выражение. Следующие слова вошедшего, заставили его сердце забиться быстрей, и он с трудом удержался от желания залпом выпить остатки вина, что непременно выдало бы его волнение. Теперь, когда здесь присутствовало третье лицо, непринуждённая обстановка и беседа двух друзей приобретала более деловой характер
-Лукулл, ты легок на помине. Великому понтифику было мало лицезреть одного меня, теперь же боги услышали его чаяния. Нас теперь двое, следовательно, лишняя пара глаз и ушей, быстрей поможет распутать этот клубок.
Он замолк, почувствовав, что невольно подражает речам вошедшего товарища и вопросительно посмотрел на Нептуния, слегка изогнув бровь и надеясь, что  друг поймет невысказанное.

+3

6

Конечно, может и не стоило начинать говорить подобным образом с тем, кого видел уже достаточно давно, но сейчас дело не требовало отлагательств. Чем быстрее они найдут украденный щит, тем быстрее смогут насладится тихим разговором. Нептуний также подошел к накрытому столику. Рабы старались как можно меньше появляться перед хозяином - наверняка жалели, что не родились невидимыми. Понтифик взял чашу с вином и едва поднес к губам, дабы сделать глоток, как дверь в очередной раз отворилась.
- <...> С нами должен скорбеть весь Рим. Восставшие рабы украли щит и об этом должен знать каждый гражданин свободного Рима. А пока каждый гражданин станет осуждать рабов осквернивших святилище Марса, мы с Крассом найдем того, кто действительно украл реликвию.
Пил бы Нептуний сейчас вино, он бы несомненно подавился бы. Он и так был в неважных отношениях с Лукуллом. Тем более, что сейчас понтифика лучше было не задевать - дурное настроение не сыграет Луцию на руку. Нептуний так и не коснулся вина, и четкий звук легкого удара металла о дерево эхом разнесся по комнате.
- Мне бы отправит тебя, Лукулл, подальше от этого дела. Неужели Сенат не соизволил объяснить тебе, что найти Щит следует тайно? На вере в Анкил держится вся римская армия, и узнай римский народ, а вместе с ним и легионы, республика будет обречена на падение. Любой солдат верит, что этот палладий сохранит их жен и детей, пока он борется во славу Рима. Или кому-то хочется еще одного бунта, только в стенах города? - его голос был громче на пару тонов, чем стоило бы говорить здесь, но увы, Лукулл сам нарвался на это.
- <...> Великому понтифику было мало лицезреть одного меня, теперь же боги услышали его чаяния...
Лучше бы не слышали. Сейчас стол напоминал стену, которая делила их троих на две части - за одной стороной замерли понтифик и Красс, а с другой, в одиночестве, был Луций. Тем самым это делило и их воззрения на проблему.

очередность

Neptunus Haronimus
Lucius Licinius Lucullus
Licinius Crassus

+3

7

Стол казался Лукуллу преградой, поэтому он попросту обошел его и встал рядом с понтификом и Крассом. Тем самым показывая, что он даже не намерен отвечать на выпад понтифика, которого нисколько не боялся и не испытывал по отношению к нему никаких комплексов. Но все равно Лукулл бы предпочел бы быть в компании рабов Спартака, чем иметь с ним дело. Но кража Анкила была напрямую связана с самим Лукуллом, чем быстрее найдется пропавший щит, тем быстрее проконсул отправится в Киликию на войну с Митридатом. Собственно пропажа щита била и по младшему брату Лукулла- Марку, да и по Нептунию и конечно же по Марку Крассу. Все кто находился в этой комнате были так или иначе заинтересованы в том, чтобы вернуть щит.
- Ты хочешь, но не можешь этого сделать...Желания и возможности...,- Лукулл тонко усмехнулся,-Слухи разъедают и разлагают граждан. И к сожалению, мы не в силах развеять эти слухи, не можем их подчинить. Значит должны создать,- Лукулл вопросительно посмотрел на понтифика,- Когда римляне узнают, что щит украли рабы Спартка, они посчитают, что их чувства оскорбили. Когда мы скажем нашим легионам, что их дом обворовали, а вор - это и есть беглый раб, то они разобьют его наголову.Римские солдаты не стерпят кощунства над святыней. А твоя тайна, которая к утру перестанет быть тайной, лишь усугубит положение.
Лукулл чуть склонил голову. Чтобы не потерять лицо, необходимо было найти образ врага: галлы, рабы, разномастные шайки...Какая разница? Нанесли оскорбление Риму и Рим должен отомстить. Это была политика, не более, ни менее.
- Надеюсь,  ты понимаешь, что искать щит - это все равно, что при людно изваляться в грязи. Мы не найдем утерянный, но я готов возместить убытки по отливу нового. Думаю Красс меня поддержит.
Проконсул лукавил,  чтобы отлить щит нужно было время, а это время римляне должны были не перешептываться, а пылать праведным гневом. Да и чтобы отлить один щит, потребовалось бы четверть всего состояния Лукулла. Несомненно. проконсул был сказочно богат, но его состояние было лишь пылью под ногами Красса. Но Марк был политиком и знал, что принесет ему участие в этом деле. Главное было достучаться до Нептуния.
- Так когда пригласить на Форум Цицерона?

Отредактировано Lucius Licinius Lucullus (2012-06-13 23:09:01)

0


Вы здесь » Rome: O tempora, o mores! » Глобальные квесты » Квест #3.1. "Римская тайна" vol.3


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC