Rome: O tempora, o mores!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rome: O tempora, o mores! » Локальные квесты » "Небольшое недрозумение"


"Небольшое недрозумение"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

***.

0

2

Хозяин подарил ей несколько монеток – крупных, красивых; обычно, такие подарки Инноджен прятала в маленькое убежище, боясь посягательств со стороны иных обитателей этого дома. Она не была уверенна, сколько сезонов сменилось с тех пор, как ее сюда привезли, но много; здесь, в этом городе, погода была странной, и ей в жару все время было так плохо, что она старалась даже не выглядывать на улицу, прячась там, где попрохладней. Зато, у нее был красивый паллий, темно-зеленая такая,  под ней еще одна, уже светлая, и когда под одной можно было увидеть другую, это так красиво было! И лацерна! И хозяин позволял в качестве застежки использовать ту брошь, что подарил ей когда-то отец; боги не защитили ее тогда, и едва ли одарят своей защитой теперь, и в этом подарке она видела скорее память о прошлом, нежели защиту от бед. Впрочем, последний год едва ли был исполнен какими неприятностями для нее, ей ведь повезло в общем-то с хозяином, но все равно оставался печальным, потерянным и испуганным. Вдали от дома, без надежду на встречу с родными, если чудом кто из них жил, в положении рабыни – есть ли здесь повод для чего радостного?
К новой весне, ее богатства ограничивались небольшим гардеробом, парой лент для волос, тем самым скромным количеством монеток, что она накопила супротив желания порадовать себя сем вкусненьким на рынке – и парой сотен слов, произносимых подчастую неправильно, забавно, но вполне удовлетворявший ее потребности в общении. Кухонная рабыня посоветовала ей в термы сходить – там хорошо, там радостно; а еще, термы Агриппы красивы и недороги. Коротко объяснив с использованием всего небогатого лексикона юной особы ей путь до сего приятнейшего места и дав пару советов – например, не обязательно снимать стофиум, повязку, поддерживающую грудь (кошмарно неудобно, но что поделать?) да набедренную повязку, но вот верхнюю одежду и нижнюю тунику снять придется обязательно. Масла бесплатны, а еще, можно угоститься фруктами или сильно разбавленным вином. Только ты с этим не перебирай, те несколько часов, что тебе позволили провести вне домашних дел – нельзя расходиться особливо как-то.
До терм добралась. А вот в термах, отдав служителю горсть монеток (а вдруг он больше забрал, ааа?) – заплутала, не в силах найти место для раздевания. Бродит – да все на мужчин натыкается, да предпочитает улизнуть куда подалече.

Отредактировано Innodgen (2012-05-23 20:40:11)

+2

3

ОФФ -  Термы Тита еще не построены..... Только термы Агриппы

Что нужно истинному римлянину перед ответственным заседанием? Правильно, очистить тело и дух. Ведь как известно. с потом, потерянным в термах, из человека выходит мерзость, накопившаяся в нем за многие дни. И совершенно неудивительно, что термы Агриппы готовы были принять Цицерона грязным человеком, а выпустить - римлянином. Ибо что есть римлянин как не эталон всего? Воинской доблести, отваги, физического совершенства. И напрсно какой-то драматург пытался высеять в своей комедии подобную "возвышенность", ведь еще свежи предания о трех войнах, в которых доказаны были все приведенные выше факты. Воины разрушение Карфагена приписывают себе. Но что бы они смогли, не говори Катон единственной фразы - "Carthago delendam esse". Сегодняшнее дело было важно как ничто иное, ведь те, кто должен был питать римлян, работать на них, умирать на аренах для их увеселения, посмели бросить господам вызов! Рабство - величайшее из всех несчастий, которые могут обрушиться на человека. Но чтобы римлянин не угнетал римлянина. а патриции и плебеи могли жить вместе, как граждане Рима и не пытаться угнетать друг друга, для этого нужны были те, кто будет угнетен ими.
Приятно оставить одежду в аподитерии и лишь со скребком и пузырьком масла в руках идти вперед, к бассейну. Да, система сухого пара и холодной воды несовершенна, но грязь она смывает. У Туллия на вилле была собственная купальня, зачем ему было идти в общественное помещение, где есть множество грязных плебеев(в прямом смысле слова - грязных. Все уважают народ, но народ куда более приятен, когда чист).  Но всем известно, за кем плебс, за тем Рим. А посещение публичного места политиком покажет, что будучи по происхождению всадником, ныне сенатором, а также квестором, Цицерон никогда не забудет и о плебсе, ведь каждый римлянин  - цивис, гражданин.
Легкие движения по направлению к свободной купальне. Достаточно взглянуть на пару улыбающихся работников, чтобы стало ясно, почему данный бассейн никто даже не тронул ногой - определенно, работники ожидали плату больше, нежели четверть асса. И тут Туллий их не разочарует. Нога медленно окунается в непривычно холодную воду, пробуя ее температуру. После виллы, где в  купальне теплая вода - это далеко не виноградная гроздь перед обедом. Но выбирать сенатору не приходилось, один раз можно вытерпеть, дабы показать свое единение с плебсом.
Прошла минута, две..... кожа распарилась и готова была к испытанию скребком, вот почему всадник поднялся и желал уже позвать столь услужливо освободивших ему купальню служащих, но они видимо на что-то отвлеклись. только одна девушка, одетая в паллу оглядывалась ища что-то. Раз одета- значит не моется. Раз в мужской купальне -рабыня. Вывод  - служанка, у которой есть отличный шанс заработать два асса, а если сделает работу хорошо - все четыре.
-Фемина, не окажешь мне небольшую помощь? Я готов отдать тебе десять ассов,подготовишь римлянина к важному делу
Цицерон отнюдь не распинался в любезностях с рабами. Просто на него как и на всех патрициев произвело впечатление восстание Спартака и бросить "Рабыня, помоги римлянину вымыться", в свете не только событий происходящих, но и самой цели - завоевать популярность, не выглядело возможным. Хотя и подобная имитация просьба выглядела бы странно. Десять ассов, целый динарий!  Несомненно вдвойне странно. Не хватало тебе еще, Туллий, прослыть чудаком. но ведь эта женщина расскажет, что известный политик дал ей серебряную монету, своему кругу, а завоевать популярность низов прослыв милостивым человеком - неплохая перспектива. Даже если патриции увидит в этом обычное показное лицемерие.
Цицерон лег на скамью, предварительно указав рабыне на скребок и флакон с маслом, лежащие неподалеку.

Отредактировано Tullius Cicero (2012-05-23 20:30:12)

+4

4

Он выглядел так, как выглядел бы, возможно, Дей, дай боги – боги и римляне, оправляет она себя, боги и римляне – ему возможность дорасти до таких лет; тринадцать лет было ему, когда волки задрали. Бабушка тогда уже умерла, и мама была совсем плоха от болезни, и он решил, что если принесет в дом мяса, то ей станет лучше, и остальным тоже; старший из мужчин, оставшихся в доме, решил – и сделал… вернее, попытался, не прислушавшись к Инноджен, и оставив ее действительно за старшую, с малышами. Остатки мальчика нашли через несколько дней, у озера. А чего странного? Зима была лютая, волки едва ли не к самым домам подходили, мужчин-то не было…
Она вполне понимает обращение к себе – тот солдат из Галлии, что опекал ее в доме господина первые недели, он объяснил, что фемина, то же самое, что Инноджен, и к ней так часто еще будут обращаться. Хорошо девушка сообразила и про обещание денег – на рынок когда ходишь, хочь не хочь выучишь. Она только покупки таскала, и все, но все ж слушаешь, все ж любопытно, а еще, коль повезет, то кто фиником угостит. А вот конец – не поняла совсем. Чегой он просит то?
Хмурится, грызет ноготь большой, всего в течение нескольких секунд, но сейчас и это кажется большой задержкой. Скребок и масло – они вроде как и наводили на некоторые догадки, но с этими инструментами труда банщика, рыжая была знакома меньше, чем следовало. Все эти хитрые уловки римлян, к коим они прибегали, дабы ухаживать за своими телами (любой мужчина здесь был более изысканным, нежели самая тщеславная из галлиек, которых только рыжая знала, чесслово!), они ей определенно не нравились, а еще больше не нравилось то, что он был обнажен; в Риме сложно сохранить невинность тела и духа, однако ж, так близко видеть обнаженных мужчин, ей еще не приходилось. Опустившись на колени у скамьи, где он разлегся – большой человек, сразу понятно, она таких уже много видела у господина, и в них было что-то такое… будто вечно нос кверху задран, даже если совсем не задран, даже если они лежат лицом вниз, вот как он сейчас. все римляне такие – злые и себялюбивые, даже ее хозяин, хотя он и добрый.
-Господин просит –
она думает, что спрашивает, не хочет ли он, но и без того небогатый словарь путается и никак не поддается – мыть его? И масло? – Инноджен даже не задумывается о том, что сама пришла в термы, дабы отдохнуть; верно, видимо, говорят, что рабом делает не ошейник или кандалы.

+4

5

Галльский выговор. Определенно - варварка. Проклятье, рабов нынче даже не учат пониманию языка, а уже ставят в термы прислуживать. Пожалуй, стоит высказать в сенате, что бунты рабов происходят потому, что они не понимают чего от них хотят, а получают за это плетью. В любом случае, эта девушка не проявляла и признаков враждебности. Во всяком случае из-за такой суммы как десять ассов(для сравнения, вход в термы стоил пол асса), ноготь плавно перекочевал к ней в рот. Бррррр, действительно варварские обычаи. Сперва она отгрызает кусок своей кости, затем этими же губами ест. Нет, определенно, сегодня она жует ногти, а завтра будет как кошки в Египте - мыть себя языком.
Отвратительно. Но на то они и рабы, чтобы ЛЮДЯМ даже отдаленно не быть ровней. Животные интерьер. А еще - потенциальные бунтовщики. Как там он хотел сказать сегодня? "Сейчас каждый раб наш потенциальный враг, не задушим гидру сегодня, получим тысячу голов завтра?"   Показалось или в голубых глазах сверкнули искорки ненависти? Нет, определенно Туллий, ты себя просто убеждаешь.
-Именно
В голосе Цицерона скользнуло раздражение непонятливостью. Как можно быть настолько глупым созданием, чтобы не понять для чего нужны скребок и масло с ходу? Ей что, даже не объяснили, что делать надо? Кто этой баней вообще управляет так, что стоит прийти сюда кому-то из элитной части общества, хочется плюнуть в ближайшую купальню.
Первым желанием было встать и столкнуть рабыню в тот самый бассейн, из которого он только что  вылез. Было ли причиной восстание, вызвавшее у жестоких людей еще большую жестокость, а у мягких  - не свойственную раздражительность по отношению к варварам? Или просто Туллий привык получать то что хотел быстро, не повторяя двадцать раз? В любом случае, от контакта с холодной водой в одежде, рабыню спасло только то, что сенатор пришел в термы мыться, а не мыть других.
-Плутоновы галлы...
Римлянин не намерен был препираться с девушкой и потому, не произнося более лишних фраз, указал ей на пузырек и стал ожидать. Дальняя и не видная ей рука непроизвольно сжалась в кулак. Настроение портилось на глазах.
-Глупая идея. Прийти в эту треклятую баню, где вода холодна, а рабы даже не знают, что нужно делать.
Стоит справедливости ради заметить, что обычно. Цицерон как раз наоборот, думал, что такая интимная процедура как мытье. проведенная совместно, сплачивает людей. Это как если господин доверит своему рабу потереть себе спину, значит не ждет туда удара кинжала.  Определенно, в этой фемине есть что-то раздражающее. И это даже не галльская кровь, не рыжие волосы,которые у патрицианок считались красивыми,  не непонятливость, а просто эти варварские манеры. Она двигалась не как римлянка, говорила не как римлянка, даже дышала и одевалась не как римлянка, хоть и хотела показать обратное.
-Долго еще ждать?
Теперь ясно читались приказывающие нотки.

Отредактировано Tullius Cicero (2012-05-24 15:04:38)

+4

6

Если бы не римляне, ничего бы не было. Отец продал бы весной скот, и она бы стала мужней женой – присматривался к ней хороший парень из соседней деревеньки, добрый, с хорошими глазами, да еще и семьи богатой, мукомолов. У такого будешь как за каменной стеной – если, конечно, его семью приданное устроит. Но времена пришли плохие, зимой скот передох, а мужчин не осталось – все из-за римлян; они во всем виноваты! И все же, когда она по велению матери гадала на Сайман на орехах, результат вышел благоприятным; и не смотря уже на те трудности, что пришли с началом зимы и уходом мужчин, ей казалось – все будет хорошо, и весной она оденет самое красивое платье, и отец привезет ей с ярмарки самых красивых лент для волос, и глупые детские страхи о монстрах из детской сказки, они просто забудутся, уйдут исчезнут…
Но она – здесь. На ее глазах убили деревенского придуря, что себя воином да защитником возомнил, и еще многих людей, и она видела, как умирали дети из ее деревеньки от голода, болезней, и трудностей долгой дороги, а она ничем не могла помочь; к ней были жестоки без причины и повода, и она так столь многого не могла понять, ее так много пугало и печалило… она уже достаточно взрослая, ей пока замуж, пора детей рожать, свой дом содержать – но ведь она… рабыня! И это столь ужасно, столь отвратительно и мерзко! И вот, вместо того, чтоб чего хорошего сделать, понежиться в купальне, как она и собиралась, не решающаяся отказать ему Инноджен, она пытается сообразить – чего сначала-то? Скребок или масло? И чего от нее требуется-то? Ну, чего от нее требуется она уже знает, а вот как именно это сделать…
Он кажется ей недобрым, грубым, однако ж (как понять, чего он чувствует на самом деле? Этот их римлянский язык – он груб, лишен красок и напевов, и режет ей ухи. Как много б девушка отдала, лишь бы услышать напевный говор матери или бабушки!), однако, вольно или невольно, но он подсказывает ей план действий. Масло льется на руки, - и ему на спину тоже, и Инноджен начинает как-то неловко и неуверенно разминать ему спину. О том, что потом придется ниже переходить – вообще думать не хочет. Руки у нее – мягонькие, особо-то их не натрешь, на кухне-то работая, а вот движения неумелые совсем.
-Я не рабыня тут, господин. Я пришла. –
не очень удобный момент для такой информации, не находите?

+3

7

Подумать только, челвоек, который желает продвинуть в сенате проект постройки новых терм, сейчас сам проклинает того, кто придумал эти треклятые бани и вообще додумался поставить сюда рабов.  А рыжеволосое имущество глазами хлопает, а дела не делает, явно пытаясь дойти до того, что от нее собственно хотят. Знаете, что бывает когда баран видит новые ворота? Нет, конечно, допустимо, что она просто узнала Цицерона и боится сделать что-то не так, авось патриций разозлится и ее сильно-сильно накажут. Но даже болван знает - бездействие хуже всего, ведь ни одна вещь так не раздражает, как неспособная исполнять свои прямые обязанности. И раб - не  исключение. В последнее время завозят в Рим таких - дешевых как сарды, но по качеству уступающих тем вещам, с которыми им предстоит работать. То же масло было привезено из Малой Азии и всегда было предметом гордости.  А дай такому "чуду" пузырек, так она не только его возьмет не за тот конец, но даже если все обойдется -выльет на руки столько, что потом все места. куда проникнут ее руки, будут чесаться так, что век не отмоешься. Туллий помнил один эпизод, когда рабыня его жены ошиблась подобным образом, а точнее -разбила один из купленных флаконов. Помнится Теренция лично заставила ее слизывать масло с пола, а потом велела спрятать под тунику осколки и ходить с ними  целый день.  Когда господа так наказывают предметы, даже не роскоши, а так - обихода, как могут здесь, в термах, позволить доверить мыть граждан никогда в глаза не видевшим скребка? Неужто плебеи опустились уже до уровня пролетариев и богатство их только в потомстве, раз они могут позволить себе лишь рабов, годных на тяжелую СЕЛЬСКУЮ работу? Неужто римлянин уже неспособен даже своему телу обеспечить лучшее? Холодная вода, сухой пар, прислуга, неспособная к продуктивной деятельности. Кстати. неплохой тезис, стоит занести это в речь.
-Осторожнее, масло привезено из Малой Азии, это в некотором роде раритет, мало того, это будет раритетом еще целый месяц. 
Похоже, с первым шагом рабыня справилась. Налила масла ровно столько, сколько было необходимо, чем немного сгладила свою вину. В конце-концов - не каждый ей день мыть всадника, который в случае маленькой неприятности может сурово наказать или добиться наказания. Но следующие действия девушки все перечеркнули. Руки у нее мягкие, да, но так "ловко" ущипнуть(Хотя, признаться и нежно)... этого ни один банщик бы не сделал. А потом следует коронная фраза
-Я не рабыня тут, господин. Я пришла.
Помните восточного гостя, зарабатывающего на жизнь тем, что заставлял из воды выступать соль добавляя какую-то примесь? То что выступало он называл просто -осадок. Вот в этот самый осадок Цицерон попросту и выпал.
-Плутоновы термы! Патриций заставляет пришедшую рабыню разминать ему спину! Что за АравИя?
Он так и сделал ударение, АравИя. Страна, где по легенде живут уже даже и не люди.
Туллий попросту готов был убить эту девушку.  Что мешало попросту сказать ему об этом? А он тут щеголяет перед ней всей своей красотой. Впрочем, стыдливости в данном случае не было, можем же мы позволить себе пройтись по дому нагишом? А рабы - вещи, как стул или ложе. Скорее была неприкрытая злоба. На самого себя ли, который вовремя не понял откуда неумелость, на варварку, которая сказать по человечески не смогла? Впрочем, палла - не купальная одежда, вот почему он и подумал, что лишь работник может позволить себе ходить одетым. Но, пардон, если они здесь целый день - потеть должны втрое больше и первыми скидывать одежду!
Сказалось всадничество, Цицерон попросту не понял очевидного. Хорошо еще, что попалась рабыня, а то бы плебейка раззвонила всем о том, как патриций ПРИНУДИЛ ее мыть себя. Произвол! И вместо популярности -  камни.
Вот почему Цицерон резко вскочил и торопливо огляделся, дабы убедиться что никто не увидел, после чего быстро заговорил.
-Случилась ошибка. Но ты ведь никому об этом не расскажешь? За это получишь динарий. Договорились? Кому ты принадлежишь?
Не спросил имени, у вещей нет имен. Если конечно ты не женщина, которая любимому предмету своей жизни даст прозвище. В любом случае, от падения в холодную  воду после могучего(оратор регулярно занимался упражнениями) пинка, рабыню спасла лишь сама курьезность ситуации.  Туллий взял скребок и спешно стал стирать то, что успела размазать по его спине рабыня.
-Чтобы еще раз заявился в термы......

+3

8

Странные эти римляне, непонятные – будто бы и правда, чудовища из бабушкиных сказок, хотя, в них всегда находился смельчак, а тута никакого смельчака нету. Ну, то что говорят как нелюди, грубо и резко, это мелочь – она здесь таких людей навидалась уже, и таких разговоров наслушалась, что поняла, не одни римляне такие; эти хоть на людей нормальных похожи, а она и черных видела (ух, ну и испугалась в первый-то раз), и таких, у которых кожа будто всех красок лишена, и глаза, и волосы, и даже безглазых совсем – вернее, глаза-то есть, но щелочки будто, как через такие чегой увидишь-то? А вот их нелогичность и непоследовательность… вот чегой этот про масло да про месяц говорит? Слов много, смысла в них – ни на грошь! Мож, говорит, что масло до конца месяца должно быть? Но на нем – или во флаконе? Если на нем – то как одеждой не сотрется? Да и месяца… это слово Инноджен знала, и знала, что в нем много-много дней, но смысл в этих месяцах отсутствовал. Кому они нужны, зачем, голову лишней ерундой забивать? Как лето кончается, да зима уходит – все и так знают, природа сама подскажет… хотя, нет, здесь природа молчит на сей счет; так вот зачем им эти месяца!
В общем, сделав вывод, что масла надо совсем чуть-чуть, Инноджен так и делает; впрочем, она уже через минуту обтирает ладошки об себя, как он вскакивает, будто чем разозленный… и заставляет ее опустить глаза на пол. А что ей еще с ладошками-то делать? Грязной ходить?
Еще одной загадкой, послужили его слова; она смогла, немного подумав – сморщенный нос, сведенные вместе брови – сообразить, что же это значит, только вот толку от этого… господин Харонимус сказал ей, что если кто чего просит – лети да делай, и не думай где задержаться! Он не уточнял, относится ли это к посетителям дома, да его жителям, так что… ну ей сказали – она делает; навидалась на рынке, что бывает, когда не слушаешься, таких ран видала, что кошмар! Откуда динар? За что динар? Какая ошибка? О чем не рассказывать? Странные эти римляне, как пить дать! Бесноватые совсем, глупые – а еще ее обзывают! Говорят, что она дурочка! Чего хотят – не знают, говорить нормально – не умеют, а она виноватая!
-Господин Нептуний Харонимус. Он сказал – говорят - делать, мне сказали, я делаю.
– может, не стоило ему сообщать неприятной, похоже, информации? Но какая разница, здесь она служит или в чьем доме? Ей сказали – она делает, или, может, он хотел себе более умелую рабыню? Или раба?
Он пожалуется твоему господину, и он тебя накажет. Потому что ты плохо все делаешь! – в этом было рациональное зерно; пока ее господин был к ней добр, но вдруг наказать решит? Беспокойство на личике быстро переросло в откровенный ужас, и вот уже девчонка пытается завладеть скребком, дабы попытаться получить прощение; она посмотрела, как он это делает – ничего сложного! Она сможет, чесслово!

+2

9

Цицерон медленно сел обратно на скамью. Эмоциональный взрыв в нем сменился минутой спокойствия, все еще мокрые руки медленно легли на виски. У вас когда-нибудь бывала ситуация, когда вы просто не знаете, что лучше? Во всяком случае у понтифика проблемы с деньгами, это точно, раз он покупает рабов не умеющих ничего делать и ничего не понимающих. А впрочем-  может эта милая вещица - неплохая повариха или еще кто.  Вопрос в другом. Правильнее настоятельно внушить ей не рассказывать Нептунию  об этом инциденте, либо наоборот - при встрече хлопнуть жреца по плечу и пошутить с ним по поводу этого?  Забавно. Помощь Харонимуса в сенате была бы кстати, а его фанатизм позволит легко им управлять, но если испортить отношения с этим адептом Юпитера- их  не восстановишь. Логичнее конечно второе, ведь боги могут  позволить Ганимеду разливать себе вино, а также поиграть самим в мяч с Гиацинтом.
А для рабов люди - те же боги, что для людей непосредственно пантеон. Цицерон совершенно потерял инерес к происходящему, в том числе и к девушку, ведь куда важнее то, что за ней стоит не "левый" плебей, а верховный понтифик.  Нет, определенно, этих жрецов попробуй пойми! Сам Туллий учился в Греции, в совершенно светской обстановке, вот почему в вопросах религии у него был довольно сильный пробел. Нет, конечно основных богов и мифы знать - благое дело, тем паче именно их приходилось переписывать, но слушать священный кур в сражении и дожидаться пока Ганнибал подойдет к воротам Рима.... Уж извините.  Нет, конечно любой римлянин должен молить богов в час нужды, но при том и сам что-то делать. Бывали случаи когда вошедший в храм Асклепия исцелялся, но тот же эффект давала тарелка салата или одна из тех пряностей, который привозили с востока. И во время войны надлежало принести жертву Марсу и идти в бой, а не принести жертву и бежать. Но мы отвлекались.
-И что же мне с вами делать?
Вопрос обращенный скорее к самому себе. Нептуний Харонимус - лицо с которым если уж ссориться то по крупному и из-за дела, но уж точно не по вине галльской рабыни, которая хлопала глазами в каком-то ужасе. Похоже, что понтифик не баловал рабынь, раз она думала -  господин вскочил, сейчас ударит. И она пытается отобрать скребок. Мне сказали я делаю? Хорошая вещь, вот только делать надо ПРАВИЛЬНО. Определенно, бездействие хуже чем попытаться что-то сделать.  Вон, таращится на него как, стоп, она что -издевается? Если да то вопрос решается одним способом.... А лучше извлечь из такого обстоятельства максимум выгоды
-Послушай, твой господин, ты не должна ему говорить об этом инциденте. мало того, ты меня никогда не знаешь и не видела, держи динарий.
Цицерон поднялся с четким намерением уйти, от чужих глаз подальше. не хватало еще, чтобы его с чужой рабыней беседующим увидели.

+1

10

Она бездумно покачивает головой, вообще не понимая, о чем он, и продолжает пялится себе под ноги – пока она не получает от него серебряный кругляш, совершенно нежданно, чесслово! Она ж его не помыла – а динарий, это много. Ого!
К ней в ладошку перекочевала крупная монета, блестящая такая, тяжелая – она видела такую у хозяина, и монетка эта ей нравилась, красивешная такая, и ее наверняка много на что хватит. Она ее даже на зубок опробовала – видела, что так торговцы на рынке делали, правда, какой должен быть результат, чтобы довольно, как и они, прищелкнуть языком, она не знает, а невкусный металлический привкус, он противный такой, такой мерзкий! Зато, она эти денежки на чего-нибудь хорошее пустит. Ей одна рабыня говорила, что если деньги откладывать, а потом отнести все-все-все хозяину, то он тебя отпустит, только вот – что ей делать потом будет, если ее выкинут куда? Как она вернется домой – да и куда ей возвращаться, если она своими глазами видела, как дом зашелся огнем? Что она будет есть? Как будет жить одна? Если бы Инноджен могла хоть думать о том, что ее отец и братья живы, что она сможет найти их сама, то, возможно, и на самом деле попыталась бы сбежать или выкупить себя – но куда ей бежать? У кого искать пристанища и помощи? Не волчицей же пойти – эти глупые римляне называли так гулящих девок?
-Спасибо господин, хорошо, господин – она толдычит это, в общем-то не особо понимая, чего он от нее хочет, и дело здесь не только в языковом барьере, но и в банальной неясности ситуации для рыжика. Откуда ей знать про мучения богатого человека? Она опускается на сиденье, где он только лежал – наверное, теперь-то ей можно купаться? Ну, что б не блуждать еще – здесь покупаться, и хорошо будет. Правда, начав разматывать палу, рыжая замерла, подозрительно ожидая, пока ее оставят одну.

+1


Вы здесь » Rome: O tempora, o mores! » Локальные квесты » "Небольшое недрозумение"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC